14:59 

geht
Сон из лохмотьев.
Темная комната, не моя, но я в ней хозяйничаю. Диван у стены, за ним - шкаф-гробина, у другой стены жалкий стол, пустой. В комнате - моя соседка-спортсменка. Обмениваемся мнениями о кроссовках и другой спортивной обуви. Потом ей вздумалось "подарить" мне свой уже состарившийся купальник. Он грязно-сине-зеленого цвета, сильно растянут, завязывается на спине. На молнии и с воротником гольф. Кажется, мне удалось все же отвязаться от "подарка". На веревке в комнате висят еще два купальника - яркие, но неинтересные. Потом тут же оказались чужие грузчики - им надо было снять заднюю стенку этого шкафа, чтобы из другой комнаты сквозь стену туда что-то положить. Соседка помогала мне вытаскивать из шкафа мои вещи. Пончо там точно было, тяжелое, как всегда.
Было смутное ощущение присутствия тут же подруги с мужем. Неприятное.
Потом - базар. Я туда пришла с огромной корзиной. А базар вроде бы спонтанный - на машинах. Приехала машина, тетка выставила в самый центр площади большущую плетеную клетку с котятами. Носы у них похожи на персидские были, окрас и шерсть - нет. Яркие такие, с рыжим и полосатым. Очень милые. Но отчего-то грустные. Их там было около десяти. Тут же выстроилась очередь за ними. И котята вмиг были раскуплены. Мне удалось подержать последнюю котенку на руках - помню ощущение шелковой шерстки на шее.
Теперь огромное помещение, похожее то ли на фойе театра, то ли на его гардероб. Очень много народа, все выходят из здания после закончившегося мероприятия. По некоторым лицам делаю вывод, что это игра была. По крайней мере, двое из нашей команды тоже там были. Я поднимаюсь по лестнице, рядом - Д. Такой диалог:
- Ты ведь старше меня?
- Да.
- Плохо.
- Почему?
- Матриархат.
Вышли на улицу - солнце в глаза, заасфальтированный плац, народ расходится в разные стороны. Откуда-то у меня в руке оказывается яблоко. И самое странное - я его ем. Съела пол-яблока через силу, больше не сумела. Чуть не выронила, ловко поймала. Заодно поймала чью-то восхищенную улыбку.
Дальше шла очень медленно, так, чтобы оказаться позади одного человека. Он должен был зайти в какой-то дом - то ли это почта, то ди вокзал. Я шла настолько медленно, чтобы потом опять оказаться позади.
Теперь я оказалась среди огородов и парников - это четко поделенная территория. Огорожены участки или сетками или клетками даже. Впереди идет молодая женщина с дочкой - ищут свой участок. Они проходят сквозь длинный парник с помидорами. Я - иду там же. Пахнет очень сильно зелеными помидорами и их листьями. Спелых нет совсем.
А дальше сон был рисованным. Так мог бы нарисовать Ван Гог, если бы покупал краски неяркие, и не такие дорогие. И если бы манеру слегка изменил - у него ведь краски очень рельефно положены. А здесь была немного размытая бежево-серая гамма.
Я - в поле. В этом же поле живут поселяне в хлипких соломенных хатках. В это же поле приехали артисты - певцы и актеры. Я будто наблюдаю со стороны этот спектакль. Вот люди с крестьянскими лицами и в национальной украинской одежде сели за длинный стол. Перед ними совершенно мультяшные керамические коричневые миски и большие деревянные ложки. С одного конца стола к другому передают огромнейший горшок вареного риса, и каждый накладывает себе горку. Один увлекся - положил себе горищу риса, жена, сидящая рядом, молча смотрит с укоризной в его тарелку. Надо сказать, что это вообще все происходит в полной тишине. Звук будто отключили. Затем появляются артисты: Вайкуле мечется в панике по этому полю - ей не найти туалета. Потом она исчезла за одной из хаток. Вышла и бросила туда что-то горючее - хатка сгорела просто мгновенно, пыль от сгоревшей соломы рассеялась и впиталась в землю. Ничего не осталось. Потом появилась Клара Лучко. Командным голосом бывшей аппаратчицы она вызвала несколько военных машин и вереницу машин скорой помощи. С тем, чтобы разогнать этих поселян. Т.е не разогнать, а вообще всех увезти. Просьб она никаких не слышала. Издалека было видно, как подтягиваются к этому полю машины скорой помощи - семь или восемь. И за ними - два-три бортовых КРАЗа с военными. На поле началась паника. Но тут же десятка два поселян были взяты в невидимый круг. Они сидели там на коленях, и каждый, по-прежнему молча, пытался доказать свою невиновность. Запомнился только один: он сидел на морском песке, на котором еще остались небольшие лужицы после отлива, и пытался сложить двух "кистеперых" рыб /рыбы были больше похожи на экзотических ершей, но понятно, что кистеперые/ таким образом, чтобы они выглядели, как самолет. А рыбы все уворачивались и не хотели складываться. В доказательство он достал из кармана еще одну рыбу - вот она точно была, как самолет. Бронзового цвета, прямая, с крыльями. Если бы не глаза на фюзеляже, был бы настоящий самолет.

URL
Комментарии
2005-11-01 в 21:31 

geht
Только бы не встретить...

URL
     

В начале было слово. И слово было Сон.

главная