16:25 

geht
Не забыть бы: 219 ананасов, дедушка, бухгалтерия, коммуналка, размороженный холодильник, приезд А., загс, рваный носок.
Потом напишу подробнее.

URL
Комментарии
2005-10-15 в 01:39 

geht
Подробнее... День мешать будет.
Одна из прежних квартир. Кухня, стол. Я сижу за столом, напротив - мой давно умерший дедушка. Мы как-то по-дорому, ласково разговариваем, он мне или помогает советом, или просто учит правильным поступкам. Но делает это так, как делал раньше, когда-то. Я не знаю, на самом деле, разговаривал ли он так со мной при жизни... Даже не притчами, но как-то иносказательно. Но в любом случае, сохранилось понимание правильности моих поступков.
А что же я делаю? А я считаю кусочки консервированных ананасов. Я выкладываю их из банки на белое фарфоровое блюдце. И считаю. Наверное, пытаюсь разработать какую-то систему, близкую к бухгалтерскому подсчету прибыли. Странно, но в одно блюдце уместилось 219 кусочков. Хотя на глаз их там было 39.
Коммуналка была непростая. С потолками, как в Эрмитаже, с пустыми залами. Но без картин, разумеется.Я как-то глупо и по-детски бегаю по коридорам. И заскакиваю к соседке /никогда не был мне близок контекст "соседей", но тем не менее/. Соседка - пожилая дама, по-моему, вдова. Она носит высокую прическу, украшения, кружевной воротник. Сидит в углу за столом и грустит о муже. Грустно просит разморозить ей холодильник.
Мне это не трудно. Холодильник у нее такой же, как и у меня. Наверное, разморозила.
А потом я меняла место жительства. Меняла одну комнату на другую. Мне в ней показалось комфортнее и уютнее. Но это удобство недолго продлилось. Потому что приехал А., и я вернулась с ним теперь обратно. Совместная жизнь продлилась от силы сутки. Понукания и глупое солдафонство быстро вернули мне прежнее ощущение дряни. Хотя на следующий день зачем-то поехали в загс. Кажется, кто-то созрел для штампа в паспорте. Церемония обручения заключалась в том, что служитель загса - молодой, но опытный психолог - проводил своеобразный фейс-контроль. Перед ним каждый из "соискателей" должен был подолгу стоять и смотреть в глаза. По-моему, А. прошел проверку первым и где-то там расслаблялся. А вот я теперь стояла перед служителем загса и изо всех сил говорила ему глазами о том, что меня ни в коем случае нельзя допустить до этого. Меня "прочли" и поняли правильно. Запрет на обручение выглядел как... ммм... Нет, по-другому :) На ногах теперь у меня были надеты шерстяные носки, у которых верхушка была срезана по наклонной линии. Это и означало, что обручение не состоится.
Радостная, легкая и светлая я летела по улице. Совершенно счастливая :) Вышло солнце, расстаяла темнота. Теперь все встало на свои места.
Где-то чуть дальше встретился брат, весь в белом, стоял с приятелем в тени дома. Кажется, они придумывали какую-то аферу.

URL
     

В начале было слово. И слово было Сон.

главная