23:06 

geht
Муть какая-то. Грустный и мрачный сон. Одна радость была - красивая одежда. Снится мне мой день рождения. На одной из старых квартир. Собрались родители, стол накрыт, ждем Женю с работы. Мне отчего-то не дают выпить вина. Даже налито на донышке рюмки, белое, но не дают. В комнате темно, только отблескивает телевизор. Передают новогодний концерт. Потом послышался шум - наверное, приехал Женя. И тогда мама попросила набрать бабушкин номер /маме всегда было трудно запомнить последовательность из 14 цифр. Сначала я крутила маленький диск на телефоне, потом стала тыкать кнопки. Почему-то отдала трубку маме, когда соединилось. Хотя по идее звонила затем, чтобы бабушка могла поздравить меня. После ужина, которого не было, мы пошли в другую комнату фотографироваться. На мне было надето что-то замечательное. Только это и радовало. Атласная маечка цвета шампанского с драпировкой и на бретельках, и сапфирового цвета шелковая юбка до пола с оборкой из темно-синих ручных кружев. Они были сплетены в форме уголков. Меня усадили на ковер, расправили эту замечательнуюю юбку и, кажется, даже сфотографировали. Праздник - если это был праздник - закончился.
Потом было странное здание. В нем был огромный холл, где-то в глубине была почта. Туда пошла мама, а я осталась ее ждать в холле. Оказалось, что на той же почте одну за другой посылает телеграммы один знакомый. Кажется, мы с ним заранее договаривались, что после моего дня рождения поедем куда-то. Поэтому я стою и жду его. Кроме этого, какая-то мамина знакомая попросила последить за ее дочерью, - девочкой лет семи - пока сама она тоже сходит на почту. Вот мы с этой девочкой и ждали, пока приятель освободится. Он вышел, и мы вместе с девочкой пошли к его Вольво. Мороз был, и снег шел. Очень холодно. А я как была в маечке, так и осталась. Только юбка оказалась другая теперь: тоже до пола, но из хлопка. На белом фоне большие розовые цветы, а по подолу - те же ярко-синие кружева ручной работы.
По дороге девочка стала звать знакомого папой.
Мы долго ехали на машине в темноте. Фары иногда выдирали из темени кусок продрогшего поля с мертвой травой. Где-то лежал снег. Наконец мы доехали до какого-то огромного сарая, похожего на сарай для сена. Вошли, прошли его до половины, натыкаясь на сломанные инструменты, сгоревшую борону, остатки велосипеда и прочую нечисть. Дошли до стены, которая сдвигалась в сторону гармошкой. Там оказалось теплее. Половину того помещения занимал огромный топчан. На нем полулежали двое: толстый белобрысый эстонец самого вульгарного вида и его девица, чуть более миловидная. Оба были нетрезвы. Кажется, это было "продолжение банкета". Я сняла с себя белую куртку /все-таки она откуда-то на мне появилась/ и накинула ее на девочку, которую нужно было согревать до тех пор, пока нас оттуда не вызволят. Настроение стало совсем гадким и усталым. К тому же еще была и усталая, вялая злость в адрес знакомого, завезшего меня в эту дыру.

URL
Комментарии
2010-12-08 в 14:26 

может быть просто наболевшие вопросы!!!
если нет!! то такие длинные сны, с неоприделенным смыслом просто запомнившиеся моменты из жизни!!

URL
     

В начале было слово. И слово было Сон.

главная