geht
Приснился 1971 год. Инженер Метростроя Матвей Осипович работал над новыми лампами для вагонов. Кажется, галогенными. За основу были взяты древние ртутные лампы, которых осталось у Матвея Осиповича всего-то несколько штук. В его кабинет вошел более молодой коллега и, увидев ящик с ртутными лампами, заметил, что у него еще остались где-то такие древние. И ушел. Матвей Осипович лежал на диване и думал о том, как хорошо было бы метнуться в прошлое и добыть еще этих ламп для экспериментов. На стояке отопительной трубы было 17 февраля. Труба завертелась: 16 февраля,15 февраля, январь... Голова Матвея Осиповича закружилась. Когда он открыл глаза, то увидел на стене календарь, которого раньше там не было. Шел 1930 год. Невыключаемое радио на стене кричало позитивные песни. «Матвей, не стой на дороге! Матвей!!» Его завод еще только строился, но лаборатория уже работала. В лаборатории молодой Матвей в маске из вязаной наволочки испытывал новую систему антикоррозийной обработки металла – в бескислородной среде. Когда дверь открылась, все металлические панели тут же покрылись трещинами и конденсатом. Значит, новая система не работает. А потом был какой-то анахронизм: Матвей увидел срели марширующих октябрят маленького Володю Ульянова. И подумал о том, как бы его... Иначе же столько еще наворотит, что не отмоемся...