Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Пока я вижу сны - я живу
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:31 

Сегодня во сне выяснилась одна моя "незадокументированная" особенность: я умею переноситься в прошлое. Достаточно было подойти к дереву, сосредоточиться на своей мысли и просто ждать. Причем особенность эта была новой, мало испытанной, поэтому больше трех раз подряд не стоило пробовать. Вот я и решила смотаться в прошлый, 2010, год. И потом для проверки в 2004. Все получилось. Оказалась на родительской кухне. Интересно происходил процесс осознания: сначала календарь. Не того цвета. Потом посуда: вот этой тарелки уже нет, разбилась. А на веранде была компания старых друзей и знакомых. Весело, дружно, очень по-доброму.
А потом я возвращалась в современность и сравнивала.

23:06 

Муть какая-то. Грустный и мрачный сон. Одна радость была - красивая одежда. Снится мне

11:04 

В эту ночь меня занесло в Америку. Наверное, в США, хотя не уверена. Мама тоже со мной была. Один знакомый дал мне с собой деньги на трамвай, чтобы мне не искать там сразу с поезда ничего. А билетик трамвайный стоит 500 000 долларов. Вот так-то. Доехали мы до большой библиотеки, совмещенной с книжным магазином, и там разделились - я осталась в библиотеке, а мама куда-то по своим делам пошла.
Номерок в гардеробе - десятицентовая монетка. Инфляция в стране такова, что производство номерков становится бессмысленным.
Я гуляла по огромному зданию, разглядывала все - очень любопытно, тихо и пахнет новыми книгами. И в какой-то момент у меня образовалась дырка во сне - не помню, что за автомат был, почему он мне выдал четыре миллиона долларов, но суть в том, что у меня вдруг ни с того ни с сего образовалось в кармане четыре монетки по миллиону долларов. Кажется, это была ошибка автомата. Ну и ладно. Я с восторгом думала о том, сколько же можно будет сейчас накупить книжек... Оставить пятьсот тысяч на обратный трамвай.
И дальше я решила выбрать не скупясь самые дорогие альбомы по искусству. Пошла искать. Тяжелые такие фолианты, на две тысячи страниц. Но все какие-то кубисты, дадаисты, абстракционисты. Не хотелось мне их. И тут я наткнулась на полку с 17 веком. И там - очень небольшой с виду альбом Вермеера. Но что это был за альбом - мама дорогая! Ну вот просто умереть не встать от восторга! Там каждая страница - отдельная картина. Причем не репродукция, а оригинал. На каждой из них сзади крепление для того, чтобы можно было повесить на стену. Страницы, к которым прикреплены картины, напоминали на ощупь самодельную бумагу - шероховатую, мягкую, белый цвет с примесями. Странно только, что картины были в основном светлых тонов, хотя я знала, что Вермеер темноват. (Надо будет пересмотреть).
Вот такой альбом я и приобрела на свои четыре миллиона долларов четырьмя монетками. И пол-миллиона на трамвай осталось.

17:11 

Снится колхозное поле, засеянное чертополохом и репейником. Вдали за этими грядками мычит стадо недоенных коров. Надо по очереди как можно быстрее их всех подоить. Некоторые колхозницы пропалывают этот чертополох. Кажется, следовало взять с собой парочку репьяхов, чтобы прицепить корове на хвост - им это приятно.
С одной коровой я справилась хорошо - молока полведра было. А вот вторая почему-то превратилась в козу. И как ее доить - не понятно. Ведро под нее не подставишь, есть только стакан и ванна. Выход был найден: поставила козу в ванну и прямо туда ее подоила. Потом стаканом вычерпала все молоко в ведро. На дне ванны почему-то оказались морские водоросли.

15:06 

Снился звездопад, красивый, четкий. Я даже успела загадать желание, пока падала звезда. Посмотрим, сбудется ли...

10:48 

Снилось, что на работу приходил клиент, который сначала написал свое имя непонятной письменностью - вроде как иврит, как мне подумалось, но с какими-то арабскими или мавританскими завитушками. Потом написал на английском. Звали его Иа Хавон и был он из Гондураса. А я и не знала, что в Гондурасе так пишут...

20:22 

Снится мне... читать дальше

00:16 

Я лечу на пассажирском самолете. Я в составе экипажа - бортовой врач. Самолет летел на огромной высоте, в иллюминаторах был слепящий свет. Я прохожу по салону, наблюдаю за пассажирами, кому-то даю лекарства. На мне униформа цвета "пепел розы". Через некоторое время я почувствовала, что днище самолета за что-то задевает, слышен хруст. Взглянула в иллюминатор - там стало все грязно-белым, самолет скребет брюхом по глыбам льда - мы как-то незаметно практически упали в Северно-Ледовитый океан. Поверхность очень неровная, везде острые куски льда, торосы, разломы во льду. И из тех разломов выныривают акулы! Они жадно покусывают острые края льда и ждут, пока самолет окончательно рухнет.

12:25 

Что это был за город, мне неизвестно. читать дальше

11:46 

Железнодорожный вокзал в Полтаве. Я жду поезд, и со мной кто-то его ждет еще. А поезда все нет и нет. Потом я подошла сама к первому попавшемуся составу. Зашла в него, и он сразу отправился. Пол под ногами ходуном ходил, Ясно ощущались разгоны и торможения. Я пошла дальше искать себе место. Вагон был сидячим, с мягкими темно-серыми сиденьями. Но почти по всем вагонам сидели бездомные. Место было только рядом с ними. Я пошла в следующий вагон - попала в вагон-ресторан. Вышла из него на перрон, перешла в следующий. Не помню, нашла ли я место.
Потом была школа. О ней известно, что она в Полтаве, внутренности у нее от Таллиннской школы, а один из учителей - из Кейла.
Я бродила по ней и отмечала перемены. Вот тут был кабинет физики - сейчас из него сделали небольшой кинозал. Там был актовый зал - теперь помещение для празднеств чужих. Потолки терялись в темноте - такими высокими они были. Да и вообще, везде было полутемно. Я подошла к дверям в актовый зал и услышала, что там со своим хором занимается Зойка. Она учила детей орать дурным вульгарным голосом - таким, как сама поет. А я шепотом подумала, что у меня ведь лучше голос.. Только это отчего-то никому не интересно.
Знаю, что еще по этой школе где-то ходил Женька. Мы должны были встретиться у входа, то есть, у выхода, и пойти покупать часы. Мы одновременно вышли из разных коридоров к парадномы выходу из школы. Там на лавочках у противоположных стен сидели две пожилые тетушки-дежурные и о чем-то мягко вполголоса разговаривали. Проходя мимо, я сказала одной из старушек, что у нее цветы под лавкой раскиданы. Там были белые подснежники и много колокольчиков на длинных ножках - белоснежных и ярко-синих. Они будто светились в той темноте.
Потом мы пошли с Женькой в Kaubamaja искать часы кому-то в подарок. Остановились в одной лавке - там они даже и недорогими были. Мне понравились /и я на надела на себя/ часы с темно-серым металлическим кованным браслетом. Там была филигранная работа ювелира. Но металл был неценным, поэтому и стоили они дешево - всего 215 крон. Правда, самого циферблата я и не видела. Потом сняла их, и мы пошли к другой лавке. Причем рядом со мной оказалась высокая худая девица, которая цокала своими каблуками по полу с размеренностью проститутки. Я сделала ей замечание. И она стала цокать со мной в такт, чтобы я не слышала этого звука. Но все равно это был Женька...
Мы подошли к витрине другой часовой лавки. Там были часы намного более дорогие. Но были настолько непривлекательными.. Коричневые кожаные ремешки, самоварное золото со стекляшками по циферблату. И стоили 850 крон. Противно даже в руки было их брать И ушли ни с чем.
И весь сон мне было очень грустно. Без причины. Просто без улыбки совсем.
И в последней части сна я сидела в парке на траве, а метрах в трех от меня на траве же сидел зеленый волнистый попугай. Он потерялся и хотел найти дорогу домой. Ему было так же грустно, как и мне. Я звала его к себе поближе словом "лори". А он смотрел на меня большими грустными темно-оранжевыми гразами. Мы долго смотрели в глаза друг другу. Там была одинаковая грусть.

22:40 

Поздравляю себя с первой победой. Наконец-то я смогла запомнить сон сквозь будильник.
Снится дом

17:19 

Ноябрь, квартира на пятом этаже, глубокая ночь. Знакомый мальчик, желание, легкая эротика. Две девочки на балконе разговаривают. Одна легко перепрыгнула через перила вниз. С ужасом ждали скорую. Оказалось, что свалились обе девочки. Одна /которая и не прыгала вовсе/ слегка покалечилась - руку сломала. Вторая встала и деловито ушла по своим делам. Вид у нее был отчаянно детдомовский.
После этого произошел поворот в разговоре с мальчиком. Вмешиваются родители. Оскорбления и ссора. Предательство. Снова ссора. Так и не помирились.
Время разговора во сне - 5.22. Проснулась в 5.23.

14:59 

14:03 

Неправа оказалась. Ну и ладно. Зато какая бейсбольная бита мне снилась...

16:25 

Не забыть бы: 219 ананасов, дедушка, бухгалтерия, коммуналка, размороженный холодильник, приезд А., загс, рваный носок.
Потом напишу подробнее.

21:29 

Очень хочется курить наяву. А во сне я и так курю. Кажется, это что-то значит...

23:14 

Приятнее и легче описывать сны, в которых что-то происходит. Гораздо труднее объяснить, зачем я сидела полдня на скамейке в центре Риги

02:49 

Вот и первый сон

02:23 

Это дневник, который ведется во сне.
Читателей прошу лишь об одном: не используйте для трактовки моей жизни во сне популярный сонник.

16:01 

Приснился 1971 год. Инженер Метростроя Матвей Осипович работал над новыми лампами для вагонов. Кажется, галогенными. За основу были взяты древние ртутные лампы, которых осталось у Матвея Осиповича всего-то несколько штук. В его кабинет вошел более молодой коллега и, увидев ящик с ртутными лампами, заметил, что у него еще остались где-то такие древние. И ушел. Матвей Осипович лежал на диване и думал о том, как хорошо было бы метнуться в прошлое и добыть еще этих ламп для экспериментов. На стояке отопительной трубы было 17 февраля. Труба завертелась: 16 февраля,15 февраля, январь... Голова Матвея Осиповича закружилась. Когда он открыл глаза, то увидел на стене календарь, которого раньше там не было. Шел 1930 год. Невыключаемое радио на стене кричало позитивные песни. «Матвей, не стой на дороге! Матвей!!» Его завод еще только строился, но лаборатория уже работала. В лаборатории молодой Матвей в маске из вязаной наволочки испытывал новую систему антикоррозийной обработки металла – в бескислородной среде. Когда дверь открылась, все металлические панели тут же покрылись трещинами и конденсатом. Значит, новая система не работает. А потом был какой-то анахронизм: Матвей увидел срели марширующих октябрят маленького Володю Ульянова. И подумал о том, как бы его... Иначе же столько еще наворотит, что не отмоемся...

В начале было слово. И слово было Сон.

главная