Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:50 

В доме была крыса. Черная с белым. Она сидела у меня под кроватью. Страшно было. Но я нашла бутылку с дихлофосом и стала ее травить - просто брызгала ей в морду отраву. Крыса морщилась, сидела уже с мокрой мордахой. Потом пошатываясь поплелась к выходу из дома. Попыталась подпрыгнуть на дверь. Я открыла дверь и выпустила ее. Она уплелась прочь.

P.S. Кажется, я избавилась от какой-то неприятности.

14:46 

12:04 

Три в одном. Или пять в одном. читать дальше

00:00 

Снится сон с высоты птичьего полета.
Пролетала над нашим водопадом. Над ним построили стеклянный мост. Изящный, невесомый, воздушный. Довольно высоко над водой. Теперь с него бросали монетки в воду, чтобы вернуться. Вот кто-то бросил... Я проследила полет монетки до конца, потом подумала, что когда-нибудь настанет критическое количество монеток, и мост может рухнуть. Будто в подтверждение этого предположения, мост действительно начал заваливаться. Он падал набок, и его опоры раскурочивали скальную породу водопада. Огромный кусок скалы от водопада тоже рухнул. Почему-то сразу подумалось о предстоящем нарушении экологического балланса.

15:09 

Снится что-то захватывающе увлекательное. Но если каждый день вставать по будильнику в 7, то всякий сон становится бессмысленным.
"На днях" ходила с подругой в театр. "Театр уж полон, ложи блещут". Мы сидим на своих местах в бархатных креслах партера. В руках программки, билеты. К каждому креслу (или месту) прилагался маленький подарок - в бархатной коробочке золотое украшение. У подруги коробочка из бархата салатного цвета была сделана в форме утюга. Форму своей коробочки не помню. Внутри был браслет в виде цепочки с несколькими золотыми капельками. Мило, скромно, по-детски как-то...
Потом с этими украшениями я, промокшая и замерзшая, пошла в библиотечный архив. Кажется, перед самым закрытием библиотеки. Больше не помню.

23:40 

Поехала в гости к N. читать дальше

12:15 

...а на подоконнике лежал огромный фазан и я, пользуясь его беззащитностью, чесала ему перышки на малиновой голове.

p.s. elus

11:46 

Железнодорожный вокзал в Полтаве. Я жду поезд, и со мной кто-то его ждет еще. А поезда все нет и нет. Потом я подошла сама к первому попавшемуся составу. Зашла в него, и он сразу отправился. Пол под ногами ходуном ходил, Ясно ощущались разгоны и торможения. Я пошла дальше искать себе место. Вагон был сидячим, с мягкими темно-серыми сиденьями. Но почти по всем вагонам сидели бездомные. Место было только рядом с ними. Я пошла в следующий вагон - попала в вагон-ресторан. Вышла из него на перрон, перешла в следующий. Не помню, нашла ли я место.
Потом была школа. О ней известно, что она в Полтаве, внутренности у нее от Таллиннской школы, а один из учителей - из Кейла.
Я бродила по ней и отмечала перемены. Вот тут был кабинет физики - сейчас из него сделали небольшой кинозал. Там был актовый зал - теперь помещение для празднеств чужих. Потолки терялись в темноте - такими высокими они были. Да и вообще, везде было полутемно. Я подошла к дверям в актовый зал и услышала, что там со своим хором занимается Зойка. Она учила детей орать дурным вульгарным голосом - таким, как сама поет. А я шепотом подумала, что у меня ведь лучше голос.. Только это отчего-то никому не интересно.
Знаю, что еще по этой школе где-то ходил Женька. Мы должны были встретиться у входа, то есть, у выхода, и пойти покупать часы. Мы одновременно вышли из разных коридоров к парадномы выходу из школы. Там на лавочках у противоположных стен сидели две пожилые тетушки-дежурные и о чем-то мягко вполголоса разговаривали. Проходя мимо, я сказала одной из старушек, что у нее цветы под лавкой раскиданы. Там были белые подснежники и много колокольчиков на длинных ножках - белоснежных и ярко-синих. Они будто светились в той темноте.
Потом мы пошли с Женькой в Kaubamaja искать часы кому-то в подарок. Остановились в одной лавке - там они даже и недорогими были. Мне понравились /и я на надела на себя/ часы с темно-серым металлическим кованным браслетом. Там была филигранная работа ювелира. Но металл был неценным, поэтому и стоили они дешево - всего 215 крон. Правда, самого циферблата я и не видела. Потом сняла их, и мы пошли к другой лавке. Причем рядом со мной оказалась высокая худая девица, которая цокала своими каблуками по полу с размеренностью проститутки. Я сделала ей замечание. И она стала цокать со мной в такт, чтобы я не слышала этого звука. Но все равно это был Женька...
Мы подошли к витрине другой часовой лавки. Там были часы намного более дорогие. Но были настолько непривлекательными.. Коричневые кожаные ремешки, самоварное золото со стекляшками по циферблату. И стоили 850 крон. Противно даже в руки было их брать И ушли ни с чем.
И весь сон мне было очень грустно. Без причины. Просто без улыбки совсем.
И в последней части сна я сидела в парке на траве, а метрах в трех от меня на траве же сидел зеленый волнистый попугай. Он потерялся и хотел найти дорогу домой. Ему было так же грустно, как и мне. Я звала его к себе поближе словом "лори". А он смотрел на меня большими грустными темно-оранжевыми гразами. Мы долго смотрели в глаза друг другу. Там была одинаковая грусть.

00:26 

Давно лежит в кармане один из старых снов. Надо бы его сюда переложить. А то ведь забываться начал...
Таллинн, центр города. Шестой трамвай почему-то встал по пути к Балтийскому вокзалу. Пришлось пассажирам выйти и толкать его в сторону Морского бульвара. Потом я успела вскочить в разогнавшийся трамвай, и так доехала до вокзала. /По-моему, я даже во сне боюсь контролеров/.
В подвале Балтийского вокзала проходил эксперимент. Хороший друг /программист/ со своим приятелем /радиотехником/ пытались настроить работу какого-то прибора, состоящего из осциллографа, лаптопа, антенн и еще чего-то. Я же вертелась рядом - мне было жутко любопытно, что из этого получится. Я не помню, что за идея заключалась в изобретении. Но от прибора должны были идти радиоволны на поверхность. И возились парни из-за того, что толстые стены подвала не пропускали сигнал наверх. А я все пыталась быть полезной и предлагала развернуть лаптоп или продырявить одну из несущих стен в подвале /он был похож по конструкции на улей/. Дырку, кстати, признали разумным решением и начали ковырять стену. Потом я вертеться-мешаться перестала, ушла в другое крыло подвала. Там были составлены большие ящики. Может, с оружием, может, с лабораторным оборудованием. Один из ящиков я вскрыла, вытащила оттуда часть брезентового пожарного шланга, достала стальную проволоку, прикрепила этот шланг к ящику, и нажала на кнопку. Из баллона в ящике стал быстро поступать воздух (или газ) в этот брезентовый рукав. Он стал раскручиваться из ящика. Потом благодаря тому, что я как-то скрепила его проволокой, он превратился в подобие большой петли. Или качелей. Я села в эту петлю. Легкий газ поднял это все сооружение к потолку подвала /он был довольно высоким/, и я плавно и медленно двинулась вперед. Помню только, что долетела так до середины коридора. Кажется, потом проснулась.

23:43 

Ничего не могу поделать - снова яблоки :)
На этот раз я была в фруктовом саду. Солнце бушевало где-то за листьями. А у меня, на дереве, было мягко, прохладно и тенисто. Я перебиралась с ветки на ветку и собирала яблоки. Просто в карман. Два. И еще полтора яблока ела. Зеленые, звонкие, кисловатые, сочные - как раз такие, как я люблю. Понакусала себе полный рот... А к дереву подошел человек, похожий на актера С. Никоненко. С папокй для бумаг. Начал что-то тихо говорить. Я спустилась к нему ниже. Потом легла на толстую горизонтальную ветку. Слушала и думала. Вот начнет он меня целовать - а у меня во рту яблоко непрожеванное...

23:43 

И снова яблоки. Разные. Чуть побольше, чуть поменьше. Но все в том же дворе. Теперь я видела и бабушку, и дедушку. Только не знаю, что они мне говорили, и как на меня смотрели.

00:49 

Это был побег из закрытого учреждения. Может, колония. Может, тюрьма. Бежали двое. Я и еще одна девочка. Я была за рулем огромной фуры. Вроде бы удалось на выезде как-то обмануть всех охранников. Управлять этой фурой было тяжеловато. Тугие педали, руль без гидроусилителя, непривычный обзор. В районе узловой железнодорожной станции нас стала догонять голубая легковушка с женщиной за рулем. Хорошо помню ее лицо - это довольно известная актриса. Сейчас, правда, я не помню ее фамилии. Лицо ее было перекошено от злобы. Сначала она догоняла нас, но потом обогнала и ушла вперед. И вроде бы теперь мы уже за нею гнались. Что-то у нее было важное для нас.
Через какое-то время пришлось бросить машину, т.к. погоня уперлась в густонасаженный фруктовый сад. Женщина из голубой машины пересела на велосипед. На багажнике у нее был кто-то /или что-то/ важный для нас. Хотя не для нас. Теперь я уже была одна. По бугристой повержности я тоже мчалась за нею следом на велосипеде. Через многие километры утомительной погони она сбросила с багажника человека и скрылась. Теперь стало ясно, что надо было отобрать у нее этого человека. Это был пожилой мужчина из той же тюрьмы-колонии. Собственно, весь побег затевался ради него. Он был при смерти. Теперь ему уже ничем нельзя было помочь. Единственное, что я могла сделать - это облегчить ему переход в другую жизнь. Он лежал на земле, лицом вверх, с закрытыми глазами. Я стояла на коленях рядом, низко наклонившись над его лицом. И говорила... Говорила, убеждала, колдовала... Скорее, внушала. Говорила о том, что он не почувствует боли, что он должен расслабиться, закрыть глаза, почувствовать мягкое прикосновение крыльев бабочки на лице. Наверное, это были мои руки. Говорила о том, что переход - это не конец. Готовила человека к новым ощущениям. Описала все, что он почувствует. И в какой-то момент я сказала, что сейчас он затихнет, и все. Тогда все станет хорошо.
Устала от внушения невероятно :( Все силы вложила в то, чтобы этот человек ушел безболезненно, как в сон.

14:20 

Сегодня я была в аквапарке

11:04 

Снится знакомая до мелочей дорога Кейла - Кейла-Йоа. Мы по ней едем втроем на машине: мама, Женя, я. Я попросила маму остановить машину где-нибудь около поля с густой травой
Потом был второй сон

00:21 

Видела сад. Он был разделен сеткой на две части - для богатых и для всех остальных. Почему сад? Не знаю. Это вообще-то лес был. Красивый, нежный, душистый, мягкий... Мы гуляли там с мамой. Спустились вдоль сетки с холма. Трава была настолько ярко-зеленой, что от нее даже глаза слепило. В "богатой" части сада трава была недавно скошена, в обычной - трава была по колено. Мы перешли в обычную часть этого сада.. Бродили по колено в этой нежной траве, рвали какие-то цветы. Потом я ахнула - ландыши! Правильные, настоящие. Только запаха я их не помню сейчас. Насобирали букетик. А еще я разной травы для кошек собрала. Когда наклонялась сорвать травинку, мне она ужасно щекотала нос /утром я поняла, что это Шедь - усами :)/ Помню, что поставила это все дома в вазу /не помню, в каком доме, незнакомый какой-то/.
А теперь была зима. Надо было с какой-то официальной дамой съездить на работу. Стояли на остановке, очень мерзли, ждали автобуса. Подошел девятый, мы в него сели. Нужную остановку он просвистел мимо на загородной скорости. На всех остальных городских остановках водитель тоже не остановился. На крики пассажиров внимания не обращал. Высадил всех за городом.
Мы с этой дамой перешли на противоположную сторону дороги. Вроде бы ждать автобуса в другую сторону. Хотя было ясно, что обратно поедет тот же водитель, и снова не остановит там, где нужно. Вокруг были какие-то кучи светлой земли. Я стала собирать какие-то интересные камешки, комья земли. И еще была какая-то каменюка в форме половины игуаны.
Холод здесь практически не чувствовался. Более того, у дороги цвели летние цветы. Какая-то желтая сурепка, еще что-то и ромашки. На одной из земляных куч росла просто огромная ромашища. Я взялась на ней погадать. Но так и не закончила. Кажется, пришел автобус. В любом случае, мы оказались снова в нем.
Поехали не в обратную сторону, а дальше, прочь от города. В автобусном тепле игуаний камешек оттаял и превратился в настоящую прыткую игуану с хвостом. Она скакала по сиденьям и норовила рвануть к водителю в кабину.
И еще снился очень реальный телефонный разговор с давно не виденным человеком. Сначала я во сне много думала о нем, а потом он и позвонил. И я потом размышляла над тем, почему так совпало. Неужели я мыслью вызвала этот звонок?
Утром проснулась и размышляла... а был ли звонок?..

02:55 

Была во сне стюардессой. Совершила четыре рейса. Все четыре рейса среди пассажиров летел один и тот же человек. Лицо очень ясно было видно.
И этого пассажира все полеты неудержимо рвало в самолете. Он извинялся, страдал, но ничего с этим сделать не мог. Весь состав стюардесс вертелся вокруг него с попытками помочь, или хотя бы чтобы успеть подставить ведерко. Один раз мне удалось это сделать. Но в остальные разы он уделывал просто весь самолет. От этой картины меня саму сильно тошнило, и я металась к раковине, пытаясь успеть добежать...

Проснулась. Едва успела... Действительно тошнило. Потом в обморок упала. Интересная ночка.

00:02 

Совсем-совсем не сон.

Только что посмотрела фильм "Спящие" /Sleepers/. Там играет мой однофамилец. Дернуло что-то набрать в поисковике свою фамилию. Лью, Ральф, Рио, Лео, Феликс, Мария Моисеевна, Джеффри, Владимир Львович, Роджер, Марк Наумович, Евгений Мордухович, Моисей Львович, Тали.
И они после этого говорят, что это таки русская фамилия?

00:29 

Ну что же, писать мне этот сон или нет? Даже два. Один я уже ношу в себе несколько недель. Второй - несколько дней. Наверное, надо писать.
1. Я думаю, снилась мне сме нет.. не знаю.. Плыли мы с братом на пароме в Балтийском море. Доплыли до середины, и я вышла посмотреть на паром со стороны, то есть обошла его по воде вокруг. По воде или по дну - не знаю. Мель, наверное, была. А паром разворачивался. И тут все увидели быстро темнеющее небо, зарождающийся столб смерча или урагана. Я вижу мысли капитана: надо этот паром утопить. Я рискую остаться за бортом - паром быстро уходит. Запрыгиваю на него, едва уцепившись за что-то. Думаю о том, что ведь до берега - рукой подать... но ураган быстрее, он охватил уже все небо, гонит волну. На всех лицах - серость, ужас, обреченность животных. То есть они понимают, что их утопят. Но при этом пассивны. Матросы согнали всех пассажиров в одно помещение, где стоит что-то вроде кузова грузовика. Там - давка ужасная. Брат уже среди них. Не могу я его там одного бросить и лезу в этот же кузов. Знаю очень хорошо, что как только закроется фанерная дверь, наступит смерть. Матросы отгибают угол этой фанерной двери, чтобы я пролезла туда, т.к. выход уже забит. Залезла. Закрыли. Забили. Все.


2. Полутемная комната на четвертом этаже. Я сплю на кровати у стены. Просыпаюсь от какого-то движения в комнате. Вижу какого-то человека около балконной двери. Он одет в шорты; держит в руках полотенца. По-моему, так заведено, что на моем балконе все соседи сушат свои вещи. Я об этом знаю. Значит, я должна встать и открыть балконную дверь этому человеку. Я понимаю это, но мне так хочется спать, что я на какое-то время снова засыпаю. Просыпаюсь снова, иду открывать дверь балкона.
В какой момент я поняла, что этот человек мертв, я не помню. Но я точно знала это. Он вернулся с балкона и двинулся ко мне. Нельзя было, никак нельзя было позволять ему дотрагиваться до меня. Я в ужасе кричу: "Не смей!!! Не смей меня трогать! Ты - мертвец!" Он продолжал ко мне подходить. Я отступала все дальше, но уперлась в журнальный столик, упала на спину, и тут он все-таки дотронулся до моей ноги. Все это происходило под жуткий визг - мой. Будто силой крика я могла его остановить. На крик прибежали соседи, один из них заглянул в открытую дверь комнаты. И я кричала: "Ты видишь? Ты его видишь?! Он - мертвец". Но мертвый стал исчезать, и через долю секунды его тела больше не было видно. Только поблескивал в сумеречной комнате золотой перстень на его руке. То есть там, где должна быть рука...
А дальше я поняла, что должна закричать так громко, чтобы проснуться. Иначе я не могу больше следить за ним. Сил крикнуть нет, вздохнуть - тоже. Наконец, будто через тридцать метров воды, пробился мой крик. Теперь уже настоящий.
Проснулась...
Держала себя в руках несколько часов, чтобы не заснуть.

22:40 

Поздравляю себя с первой победой. Наконец-то я смогла запомнить сон сквозь будильник.
Снится дом

23:16 

Эпиграф: ненавижу будильник.
Ну, а теперь - в сон

В начале было слово. И слово было Сон.

главная